“А что со мной будет, если я попробую забраться так далеко от остального человечества, как только можно? На каком расстоянии я тогда могу оказаться? И были ли уже те, кому удалось это сделать?”

Спрашивали — отвечаем! А вообще шикарный вопрос. Особенно для интровертов. Уж интроверты-то оценят и поймут…

Вообще, отвечать надо с позиции “что такое далеко”. “Далеко” — это куда? Вверх, вниз, вглубь, в сторону? На поверхности планеты или за ее пределами? Если на поверхности планеты, то (простите за то, что повторяюсь) ДАЛЕКО ходить за примерами не надо. Фактически, дальше всех от человечества оказывались колонизаторы и исследователи. Например, полинезийцы (да-да, те самые, которые в мультике про Моану) и полярники.

(Можете включить How Far I`ll Go, и продолжим разговор).

Итак, полинезийцы были первыми людьми, колонизировавшими острова Тихого океана. Вряд ли кто-либо когда-либо оказывался настолько далеко в океане, оторванный от цивилизации. Что касаемо исследователей Антарктиды, то вряд ли они были целиком и полностью отрезаны от людей, ведь вокруг них постоянно были члены экспедиции или другие люди (например, редкие экземпляры местного населения). В любом случае, никто из них и в подметки не годится обладателю НАСТОЯЩЕГО рекорда — астронавту Майклу Коллинзу.

Расстояние от командного модуля шаттла “Аполлон-11”, где остался в одиночестве Майкл Коллинз, составляло — внимание — 3585 км (!!!) до Земли. Было ли ему одиноко? После возвращения на Землю пилот сказал, что совсем не чувствовал себя одиноким. Он так и написал в своей книге “Несущий огонь: Путешествия астронавта”:

Я вовсе не чувствую себя одиноким и покинутым. Я ощущаю, что я – часть того, что происходит на лунной поверхности. Но я не спорю: да, я сейчас один. Я сам по себе, и это ощущение лишь усиливается, потому что радиосвязь с Землей обрывается в ту секунду, когда я оказываюсь позади Луны. Сейчас я один, абсолютно один, абсолютно изолирован от всех известных форм жизни. Я – и все остальные. Если бы кто-то решил подсчитать, то с той стороны Луны оказалось бы три миллиарда плюс два человека, а с этой – один человек плюс неизвестно что еще…

Элу Уордену, пилоту командного модуля “Аполлон-15”, одиночество даже понравилось:

Быть одному – это одно, быть одиноким – это другое. Я был один, но не одинок. Изначально я был пилотом истребителя в ВВС, затем летчиком-испытателем, тоже по большей части на военных самолетах, и я привык быть один. Я искренне этим наслаждался. Я больше не должен был говорить с Дэйвом и Джимом… По ту сторону Луны не надо было говорить даже с Хьюстоном, и это стало лучшим моментом за весь полет.

Складывается впечатление, что космос — настоящий рай для интровертов. Куда же еще можно попробовать сбежать от ВСЕХ людей на земном шаре. Иногда невольно задумываешься о том, что фраза “Остановите Землю, я сойду” действительно имеет смысл…