“А что, если двигаться в космическом пространстве со скоростью, идеально близкой к скорости света? Допустим, такая скорость составляет 99.9% от скорости света. Какие расстояния тогда можно было бы покрыть?”

Вы находитесь на расстоянии 14 000 световых лет от родной планеты и двигаетесь со скоростью в 99.9% от скорости света. Вы уже проделали путь в 14 лет в одну сторону — и теперь вам предстоит повторить его снова, чтобы вернуться домой. 28 лет вдали от дома — это, конечно, довольно большой отрезок времени: ни много ни мало четверть века. А тем временем, пока вы летите, Земля продолжает двигаться в пространстве и во времени и проходит свой путь длиной в… 250 столетий.

Двадцать. Пять. Тысяч. Лет.

Осознание этого факта сбивает с ног: космос НЕВЕРОЯТНО большой. И даже если почти достичь скорости света, уступив ей всего лишь одну десятую процента, — все равно становится не по себе. Так можем ли мы вообще говорить о том, чтобы когда-либо воплотить в жизнь мечту о межзвездных путешествиях?

Пока единственная преграда, которую мы никогда не сможем преодолеть — это и есть скорость света. Световой год — это огромная величина, огромная настолько, что в масштабах нашего земного времени мы не можем до конца представить себе ее размах. Свет странствует в космическом пространстве, преодолевая расстояния, которые у человека даже не укладываются в голове. Именно свет и его скорость делают понятия пространства-времени такими, какие они есть — ну, или какими мы их пока что понимаем.

Итак, у нас есть шкала, на которой присутствуют три измерения пространства (так как Вселенная в нашем сегодняшнем понимании все-таки трехмерна) и два измерения времени: вперед → и назад ← (прошлое и будущее). И это определяет наши ограничения как в пространстве, так и во времени. Есть пределы, которых мы никогда не достигнем. В действительности никогда. Мы ограничены самим светом — а вернее, его световым конусом.

Поскольку никакой сигнал не может распространяться быстрее света, световой конус имеет прямое отношение к причинно-следственной структуре пространства, а именно, он разделяет всё пространство-время на три части по отношению к вершине: область абсолютного прошлого (конус прошлого; все события, которые могли повлиять на событие в вершине), область абсолютного будущего (конус будущего; все события, на которые влияет событие в вершине конуса) и область абсолютно удалённого (события, отделённые от вершины пространственноподобным интервалом, то есть не связанные с вершиной причинно-следственными связями). Область абсолютно удаленного не зря так называется — это и есть наши пределы, наши вершины.

Мы никогда не увидим ничего, что находится за пределами нашего светового конуса будущего — даже если двигаться со скоростью в 99.9% от скорости света, свет всегда будет быстрее нас и ставить нам ограничения.

Представим, что в 25 000 лет от нас сформировалась некая планета, о существовании которой нам стало известно лишь сейчас. Для простоты объяснения допустим, что сформировалась она одновременно с нашей и вместе с Землей начала свой путь вверх по оси времени — в будущее. Одновременно с этим она движется в пространстве так же, как и мы, и в определенный момент своей истории посылает нам сигнал о своем существовании. Однако наша цивилизация получает этот сигнал только сейчас — в 2019 году, потому что только сейчас у нас есть достаточный уровень развития технологий. Но не только поэтому — а еще потому, что сигнал, движущийся медленнее скорости света, достиг нас только спустя определенное время.

И в это время, в нашем 2019 году, мы посылаем космический аппарат, движущийся со скоростью… правильно, в 99.9% от скорости света. Наш гипотетический космолет должен преодолеть 14 000 световых лет в один конец, чтобы встретиться с планетой-адресантом, и еще столько же — назад. В это время, как мы уже отметили, на нашей Земле проходит 25 000 лет. И вот здесь-то и вступает в силу световой конус.

Мы не можем даже предположить, сколько лет прошло за все это время на той, неизвестной нам планете. Не вышла ли она за пределы нашего конуса событий? И не исчезла ли вообще? Вполне возможно, что мы можем попросту разминуться с пунктом назначения, потому что в космосе нет ничего неподвижного. Но самое главное — в другом. Дело в том, что в попытке найти гипотетическую неоткрытую планету мы точно так же рискуем не вернуться обратно. За время нашего путешествия Земля тоже может покинуть пределы нашего светового конуса. А это значит — для космического шаттла она будет потеряна навсегда.

Именно поэтому межзвездные путешествия остаются скорее фантастическими мечтами человечества, чем осмысленными планами. На самом деле космос бесконечно огромен, и вырваться за пределы нашего доступа нам пока что не под силу.

Или… не бесконечно?